Дисциплинарная практика

Постоянное самостоятельное совершенствование своих знаний и повышение своего профессионального уровня является одной из основных обязанностей адвоката

_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________

20 апреля 2022 года Совет Адвокатской палаты Камчатского края рассмотрел дисциплинарное производство, возбужденное по представлению вице-президента АП о нарушении адвокатами Л.А.С. и И.А.А. действующего законодательства об адвокатуре РФ.

По итогам рассмотрения дела Совет согласился с выводами Квалификационной комиссии, изложенными в Заключении от 30 марта 2022 года о наличии в действиях (бездействии) адвоката Л.В.П. и И.А.А. нарушения подпункта 3 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и подпункта 3 статьи 8 Кодекса профессиональной этики адвокатов - не исполнение обязанности по постоянному самостоятельному совершенствованию своих знаний и повышению своего профессионального уровня в порядке, установленном Федеральной палатой адвокатов РФ и Адвокатской палатой Камчатского края.

Адвокаты лично участия в деле не принимали, просили рассмотреть дело в их отсутствие.

С учетом Заключения Квалификационной комиссии Советом установлены следующие фактические обстоятельства дела:

Адвокат Л.В.П. является членом Адвокатской палаты Камчатского края с 1991 года, адвокат И.А.А. является членом Адвокатской палаты Камчатского края с 2013 года.

Стаж адвокатской деятельности адвокатов составляет более 3-х лет.

Согласно справки президента АП Камчатского края, адвокат Л.В.П. не проходил обучение по Программе повышения профессионального уровня, утвержденной ФПА РФ и АП Камчатского края и не представил заявление по форме, установленной приложением 1 к Положению о профессиональном обучении и повышении профессионального уровня адвокатов и стажеров адвокатов Адвокатской палаты Камчатского края.

Согласно справки президента АП Камчатского края, адвокат И.А.А. не проходил обучение по Программе повышения профессионального уровня, утвержденной ФПА РФ и АП Камчатского края. Представил 28.12.2021 года заявление в Адвокатскую палату, в котором просил зачесть следующие виды и формы его участия в повышении профессионального уровня:

- заказ на подписку «Адвокатской газеты» на 12 месяцев (от 5.08.2021, то есть на 4 месяца за 2021 год);

-электронный кассовый чек № 2 от 05.08.2021, подтверждающий оплату подписки;

-заказ на подписку журналов «Уголовное право» и «Уголовный процесс» (от 12.09.2021, на 3 месяца);

-электронный кассовый чек № 129771 от 05.08.2021, подтверждающий оплату подписки;

- заказ на подписку журналов «Уголовное право» и «Уголовный процесс» (от 22.12.2021, на 3 месяца – февраль-апрель 2022 г.);

-электронный кассовый чек № 245433 от 22.12.2021, подтверждающий оплату подписки.

Адвокат И.А.А. дважды: в 2020 году и в 2021 году привлекался к дисциплинарной ответственности за невыполнение требований Стандарта и к нему были применены меры дисциплинарного воздействия в виде замечания и предупреждения.

Адвокаты И.А.А. и Л.В.П. объяснение в Квалификационную комиссию и в Совет не предоставили.

Давая оценку поведению адвокатов Л.В.П. и И.А.А. в указанной ситуации, Совет Адвокатской палаты обращает внимание на следующее:

В соответствии с подп. 4 п.1 ст.7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (далее Закон об адвокатуре) адвокат обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката (далее КПЭА) и исполнять решения органов Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции.

Решения органов адвокатской палаты, принятые в пределах их компетенции, обязательны для всех членов адвокатской палаты (п. 9 ст.29 ФЗ об адвокатуре, п.6 ст.15 КПЭА).

Необходимость соблюдения правил адвокатской профессии вытекает из факта присвоения статуса адвоката (п.2 ст.4 КПЭА).

В соответствии с подп. 3 п.1 ст.7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и подп.3 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвокатов, адвокат обязан постоянно совершенствовать свои знания самостоятельно и повышать свой профессиональный уровень в порядке, установленном Федеральной палатой адвокатов РФ и адвокатскими палатами субъектов РФ.

На 1Х Всероссийском съезде Федеральной палаты адвокатов 18 апреля 2019 года был утвержден Стандарт профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров адвокатов. Стандарт введен в действие с 31 мая 2019 года. Начиная с 31 мая 2019г., адвокаты должны осуществлять повышение профессионального уровня в соответствии со Стандартом.

Основной задачей обучения и повышения профессионального уровня адвокатов является обеспечение постоянного и непрерывного совершенствования знаний как требование обязательного стандарта адвокатской профессии.

В соответствии со Стандартом, адвокаты обязаны проходить обязательное повышение профессионального уровня (п.12 раздел 3). Организация мероприятий по повышению профессионального уровня адвокатов осуществляют ФПА и Адвокатские палаты субъектов РФ (п.14 раздел 3 Стандарта.) Согласно п.28 раздела 3 Совет Адвокатской палаты субъекта РФ контролируют повышение профессионального уровня адвокатами в установленном Стандартом объеме и принимают меры дисциплинарного характера в отношении адвокатов, уклоняющихся от исполнения обязанности повышения профессионального уровня.

06 ноября 2020 года Совет Адвокатской палаты Камчатского края утвердил Положение о профессиональном обучении и повышении профессионального уровня адвокатов и стажеров адвокатов Адвокатской палаты Камчатского края (далее Положение), которое определило задачи, систему, виды и формы профессионального обучения и повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров адвокатов.

Согласно п.3.10 Положения адвокаты проходят обязательное повышение профессионального уровня в количестве не менее 40 академических часов в год при наличии стажа адвокатской деятельности не менее трех лет и не менее 30 академических часов в год при наличии стажа адвокатской деятельности более 3 лет.

Учет времени повышения профессионального уровня адвокатов и стажеров осуществляет Совет АП Камчатского края (п.4.1 р.4 Положения).

Адвокаты и стажеры адвокатов ежегодно, в срок до 01 февраля соответствующего года обязаны предоставлять в АП сведения и документы о своем участии в мероприятиях по повышению профессионального уровня по форме, указанной в Приложение 1 Положения в случае, если они не были организованы Адвокатской палатой Камчатского края.

Адвокаты, не выполняющие ежегодной обязанности по повышению профессионального уровня в объеме, установленном Стандартом, подлежат привлечению к дисциплинарной ответственности в соответствии с Кодексом профессиональной этики адвоката (п.31 раздел 3 Стандарта, п.6.12 раздела 6 Положения).

С учетом приведенных требований ФЗ об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката Совет соглашается с выводом Комиссии о том, что адвокаты Л.В.П. и И.А.А. не исполнили обязанность по постоянному самостоятельному совершенствованию своих знаний и повышению своего профессионального уровня в порядке, установленном Федеральной палатой адвокатов РФ и адвокатскими палатами субъектов РФ, т.е. нарушили подп.3 п.1 ст.7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и подп.3 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвокатов.

Совет согласился с Квалификационной комиссией в том, что адвокаты Л.В.П. и И.А.А. действовали умышленно, поскольку при стаже адвокатской деятельности более трех лет они не могли не знать об обязанности постоянного повышения профессионального уровня и об ответственности за неисполнение этой обязанности.

В соответствии с п.2 ст.19 Кодекса профессиональной этики, поступок адвокатов Л.В.П. и И.А.А. порочит их честь и достоинство и умаляет авторитет адвокатуры в целом.

При решении вопроса о применении меры дисциплинарного взыскания Совет учитывает тяжесть и обстоятельства совершенного адвокатом проступка, обстоятельства его совершения, форму вины и другие обстоятельства, установленные Квалификационной комиссией и Советом Адвокатской палаты (п.4 ст. 18 КПЭА).

Определяя меру дисциплинарной ответственности, Совет учел, что нарушение адвокатом Л.В.П. совершено умышленно, за аналогичное правонарушение в 2020 году уже привлекался к дисциплинарной ответственности. Совет принял во внимание, что адвокат свою вину признал.

Определяя меру дисциплинарной ответственности адвокату И.А.А. Совет учитывает, что правонарушение совершено умышленно, за аналогичное правонарушение в 2020 году и 2021 году адвокат уже привлекался к дисциплинарной ответственности. Совет принял во внимание, что адвокат свою вину признал.

При таких обстоятельствах Совет применил к адвокату Л.В.П. меру дисциплинарной ответственности в виде ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ (за «предупреждение» – 7 голосов, за «прекращение статуса адвоката» – 5 голосов), к адвокату И.А.А. меру дисциплинарной ответственности в виде ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ (за «предупреждение» – 7 голосов, за «прекращение статуса адвоката» - 5 голосов).

При невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения, адвокат должен при возможности заблаговременно уведомить об этом суд или следователя и согласовать с ними время совершения процессуальных действий.

__________________________________________________________________

20 апреля 2022 года Совет Адвокатской палаты Камчатского края рассмотрел дисциплинарное производство, возбужденное на основании частного постановления судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края Б.Н.Л. о нарушении адвокатом Л.А.С. норм закона об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

По итогам рассмотрения дела Совет частично согласился с выводами Квалификационной комиссии, изложенным в Заключении от 30 марта 2022 года о наличии в действиях (бездействии) адвоката Л.А.С. нарушения подпунктов 1, 4 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»; пункта 1 статьи 8, статьи 12, пункта 1 статьи 14 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Заявитель участия в рассмотрении дела не принимала.

Адвокат лично принимала участие в заседании Совета АП.

С учетом заключения Квалификационной комиссии, Советом установлены следующие фактические обстоятельства дела:

07 декабря 2021 года после 10 часов 00 минут следователь А.О.И. уведомил адвоката Л.А.С. о том, что 8 декабря 2021 года в 10.30 назначено судебное заседание по рассмотрению ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей в отношении Б.Р.Р., защиту которого адвокат Л.А.С. осуществляет на основании соглашения.

Л.А.С. сообщила следователю, что прибыть не сможет по уважительной причине и необходимо решить вопрос о замене защитника.

В период со 02 декабря 2021 года по 12 декабря 2021 года включительно Л.А.С. находилась на амбулаторном лечении, что подтверждается справкой из травматологического отделения ГБУЗ КК «ЕРБ» от 01 декабря 2021 года, выпиской из медицинской карты ООО «XXXX» о проведении осмотра врачом 02 декабря 2021 года в 17 часов 57 минут и листком нетрудоспособности.

Об этом следователь был поставлен в известность, что подтверждается фотоматериалом переписки с последним.

Ссылаясь на свою нетрудоспособность, адвокат Л.А.С. для исполнения своих обязательств по представлению интересов Б. в Петропавловск-Камчатский суд не явилась, о причинах неявки и уважительности этих причин суд в известность не поставила и не представила соответствующих документов в обоснование уважительности причин неявки в судебное заседание, а также не обеспечила участие другого защитника в рамках заключенного с обвиняемым соглашения.

Вместе с тем, адвокат Л.А.С. 08 декабря 2021 года явилась в судебное заседание по уголовному делу в отношении О.Е.Л., находящемуся в производстве 35 гарнизонного военного суда Камчатского края, которое было назначено на 11 часов 30 минут.

09 декабря 2021 года Петропавловск-Камчатским городским судом рассмотрено ходатайство старшего следователя А.О.И. о продлении срока содержания под стражей в отношении Б.Р.Р.

Адвокат Л.А.С. не оспаривает факт своей неявки в судебное заседание в Петропавловск-Камчатский городской суд 08.12.2021 года, а также факт того, что заблаговременно не известила суд о невозможности участия в этом судебном заседании.

В объяснении от 15.02.2022 года адвокат Л.А.С. пояснила следующее: 20 декабря 2021 года на частное постановление судьи ею была подана апелляционная жалоба. 22 декабря 2021 года Петропавловск-Камчатским городским судом апелляционная жалоба возвращена, ввиду несоответствия ее требованиям ч.1 ст.389.6 УПК РФ, предоставлен срок для устранения нарушений до 10 января 2022 года. Сообщение получено Л.А.С. после новогодних праздников, в период ее нахождения на стационарном лечении в период с 23 декабря 2021 года по 06 января 2022 года включительно, ввиду чего не представилось возможным в установленный судом срок направить в суд апелляционную жалобу в соответствие с требованиями УПК РФ.

До настоящего времени апелляционная жалоба с ходатайством о восстановлении срока обжалования в суд не подана.

В период со 02 декабря 2021 года по 12 декабря 2021 года включительно Л.А.С. находилась на амбулаторном лечении. О своей нетрудоспособности адвокат Л.А.С. незамедлительно уведомила следователя А.О.И.

06 декабря 2021 года Л.А.С. сообщила следователю о том, что до 08.12.2021 года включительно она продолжает оставаться дома, на больничном.

07.12.2021 следователь уведомил ее о том, что 08.12.2021 года состоится судебное заседание по его ходатайству о продлении срока содержания под стражей Б. Л.А.С. сообщила следователю, что прибыть не сможет и необходимо решить вопрос о замене защитника.

Петропавловск-Камчатский городской суд не поставил в известность о том, что судебное заседание по делу Б. назначено на 08 декабря 2021 года на 10.30.

Адвокат Л.А.С. также пояснила, что является защитником по соглашению по уголовному делу в отношении О.Е.Л., находящемуся в производстве 35 гарнизонного военного суда Камчатского края, судебное заседание по которому было назначено на 14 часов 30 минут 01 декабря 2021 года. Однако по состоянию здоровья адвоката судебное заседание было перенесено на 08 декабря 2021 года на 11.30.

Адвокат была вынуждена прибыть в гарнизонный суд, несмотря на наличие листка временной нетрудоспособности.

По пути следования в 35 гарнизонный военный суд Камчатского края 08 декабря 2021 года в 10 часов 31 мин., позвонила судья Б.Н.Л. и попросила прибыть в суд, что не представилось возможным, так как она находилась на амбулаторном лечении и выезжала из г. Елизово в 35 гарнизонный военный суд Камчатского края. До сведения суда она довела информацию о невозможности явиться и просила судебное разбирательство отложить, поскольку считала себя не извещённой о дне рассмотрения ходатайства о продлении срока содержания под стражей.

Судья настоятельно рекомендовала ей явиться, указав, что в противном случае в отношении Л.А.С. будет вынесено частное постановление об отказе явки в суд.

В случае ее неявки в 35 гарнизонный военный суд Камчатского края председательствующий по делу также вынес бы частное постановление, поскольку уже откладывал судебное заседание по ходатайству адвоката Л.А.С. в связи с её состоянием здоровья.

В процессе рассмотрения дисциплинарного производства в Квалификационной комиссии и в Совете адвокат Л.А.С. свою вину в нарушении норм ФЗ об адвокатуре и КПЭА признала.

Давая оценку поведению адвоката Л.А.С. в указанной ситуации, Совет Адвокатской палаты обращает внимание на следующее:

Согласно п.1 ст. 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (далее по тексту – Закон об адвокатуре), адвокатская деятельность – это квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами; соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции (подпункты 1, 4 пункта 1 статьи 7 Закона об адвокатуре).

При осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан: честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом (пункт 1 статьи 8 КПЭА).

Адвокат не вправе: принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем адвокат в состоянии выполнить (пункт 5 статьи 9 КПЭА).

Участвуя в судопроизводстве, а также представляя интересы доверителя в органах государственной власти и органах местного самоуправления, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и лицам, участвующим в деле, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении (статья 12 КПЭ).

При невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения, адвокат должен при возможности заблаговременно уведомить об этом суд или следователя, а также сообщить об этом другим адвокатам, участвующим в процессе, и согласовать с ними время совершения процессуальных действий (пункт 1 статьи 14 КПЭА).

Проанализировав обстоятельства совершенного правонарушения, Заключение Квалификационной комиссии и пояснения адвоката Л.А.С., Совет пришёл к выводу о том, что доводы частного постановления нашли подтверждение в процессе дисциплинарного производства.

С учетом приведенных требований ФЗ об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат Л.А.С. в создавшейся ситуации должна была при осуществлении защиты обвиняемого Б. честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством средствами, заблаговременно сообщать неявке и ее причинах, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и Кодексом профессиональной этики адвоката.

Это означает, что адвокат в случае невозможности прибыть в судебное заседание была обязана, проявляя уважение к суду и лицам, участвующим в деле, заблаговременно уведомить о причинах неявки и уважительности этих причин, представить соответствующие документы в обоснование уважительности причин неявки, а также обеспечить участие другого защитника в рамках заключенного с обвиняемым соглашения.

Наличие уважительных причин неявки адвоката – временная нетрудоспособность, занятость в других судебных процессах и т.д., не освобождает адвоката об обязанности заблаговременно уведомить суд о невозможности явки в судебное заседание.

Совет согласился с выводом Комиссии о том, что адвокат Л.А.С. не исполнила обязанности, предусмотренные подпунктами 1, 4 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»; пунктом 1 статьи 8, статьей 12, пунктом 1 статьи 14 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Довод адвоката Л.А.С. о том, что суд не известил ее надлежащим образом о дне рассмотрения ходатайства следователя по уголовному делу Б. является несостоятельным, поскольку в соответствии с УПК РФ, такой обязанности у суда нет, согласно судебной практики именно следователь извещает участников процесса о дате и времени судебного заседания.

Совет счел пояснения адвоката Л.А.С. о том, что она предпринимала попытку обжаловать частное постановление Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 09.12.2021 года не имеющими какого-либо значения для рассмотрения доводов, изложенных в постановлении.

Частное постановление Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 09.12.2021 вступило в законную силу 21.12.2021 года.

Сведений о том, что адвокатом Л.А.С. приняты меры к восстановлению срока на обжалование Постановления, Квалификационной комиссии и Совету адвокатом не представлено.

Вместе с тем, Совет не согласился с выводом Комиссии по поводу наличия в действиях адвоката Л.А.С. состава правонарушения, предусмотренного подп. 5 п. 1 ст.9 КПЭА, а именно: адвокат не вправе принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем адвокат в состоянии выполнить (пункт 5 статьи 9 КПЭА).

В частном постановлении судьи, в процессе исследования доказательств Комиссией и Советом не приведено доказательств указанного вывода.

Совет согласился с Квалификационной комиссией в том, что адвокат Л.А.С. действовала умышленно, поскольку ее стаж адвокатской деятельности исчисляется с 2016 года и она не могла не знать об обязанностях адвоката, закрепленных в законодательстве об адвокатуре РФ.

В соответствии с п.2 ст.19 Кодекса профессиональной этики, поступок адвоката Л.А.С. порочит ее честь и достоинство и умаляет авторитет адвокатуры в целом.

Определяя меру дисциплинарной ответственности, Совет учел, что нарушение адвокатом Л.А.С. совершено умышленно. Совет принял во внимание, что адвокат свою вину признала.

При таких обстоятельствах Совет единогласно применил к адвокату Л.А.С. меру дисциплинарной ответственности в виде ЗАМЕЧАНИЯ за нарушение подпунктов 1, 4 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»; пункта 1 статьи 8, статьи 12, пункта 1 статьи 14 Кодекса профессиональной этики адвоката, как в наибольшей степени отвечающую требованию справедливости дисциплинарного разбирательства, предусмотренному п.3 ст.19 КПЭА.

Не заключив соглашение на оказание юридической помощи с Заявителем, не оприходовав надлежащим образом вознаграждение, выплаченное доверителем, адвокат оказал тем самым юридические услуги (юридическую помощь) вне рамок адвокатской деятельности, т.е. не исполнил обязанности, предусмотренные подпунктами 1, 4 пункта 1 статьи 7; пунктами 1, 6 статьи 25 ФЗ об адвокатуре и пунктами 1, 2 статьи 8, пунктом 3 статьи 9 КПЭА.

__________________________________________________________________

13 июля 2022 года Совет Адвокатской палаты Камчатского края рассмотрел дисциплинарное производство о нарушении адвокатом К.Д.М. действующего законодательства об адвокатуре РФ.

Поводом для возбуждения дисциплинарного производства послужила жалоба И.А.А.

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Камчатского края 08.06.2022 года большинством голосов вынесла Заключение

  1. О необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката К.Д.М. вследствие примирения Заявителя И.А.А. и адвоката в части возврата неотработанного гонорара в размере 1 100 000рублей, а также некачественного и недобросовестного осуществления защиты Заявителя на стадии предварительного расследования;

  2. о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката К.Д.М. вследствие отсутствия в его действиях нарушения пункта 6 статьи 10 КПЭА;

  3. о наличии в действиях (бездействии) адвоката К.Д.М. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ и Кодекса профессиональной этики адвоката, а именно: подпунктов 1, 4 пункта 1 статьи 7; пунктов 1, 6 статьи 25 ФЗ об адвокатуре и пунктов 1, 2 статьи 8, пункта 3 статьи 9 КПЭА. – неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей перед доверителем (не заключение договора на оказание юридической помощи вопреки прямому указанию на то закона, а также оказание юридических услуг (правовой помощи) вне рамок адвокатской деятельности.

С учетом заключения Квалификационной комиссии, Советом установлены следующие фактические обстоятельства дела:

07.12.2020 года в отношении Заявителя (И.А.А.) было возбуждено уголовное дело по ч.6 ст.290 и ч.1 ст.286 УК РФ.

05.12.2020 года было заключено устное соглашение между Заявителем и адвокатом К.Д.М. на осуществление защиты И.А.А. по уголовному делу и обговорен гонорар за осуществление защиты в размере 150 000рублей в стадии предварительного расследования и в суде и 7000рублей за каждое посещение в СИЗО в случае заключения под стражу.

Договор в письменной форме на осуществление защиты И.А.А. адвокатом К.Д.М. составлен (Соглашение за №01-11/2020 от 01.11.2020 года), но сторонами не подписан. Экземпляр Соглашения доверителю И.А.А. адвокатом не передавался.

За осуществление защиты Заявитель передал деньги наличными в размере 50 000рублей адвокату К.Д.М. (со слов Заявителя примерно 05.12.2020 года). Никаких расписок и квитанций адвокат не передал Заявителю.

Затем жена Заявителя – И.А.С. перевела два раза по 50 000рублей со своей карты на карту матери адвоката К.Д.М. – К.А.И. (перевод 30.11.2020 на карту 4817 …. 2717 и перевод 01.12.2020 – на карту 4817 …. 2717), что подтверждается выпиской по счету с дебетовой карты И.А.С. от 19.04.2022 года.

Со слов адвоката К.Д.М. указанные суммы (в общей сложности 100 000рублей) были сняты с карты его матери и внесены в кассу коллегии адвокатов по приходному кассовому ордеру №01 от 01.12.2020 года, подписанному адвокатом К.Д.М.

Кроме того, со слов Заявителя, в декабре 2020 года адвокат К.Д.М. получил от матери Заявителя – И.А.Н. 1 000 000рублей в качестве гонорара за осуществление защиты Заявителя. Никаких квитанций и расписок от адвоката получено не было. Договор об оказании услуг также не составлялся.

По утверждению адвоката К.Д.М. в конце декабря 2020 года мама И.А.А. передала в счет гонорара по Соглашению 100 000рублей, которые были внесены в кассу коллегии адвокатов, подписанному адвокатом К.Д.М.

Других сведений и документов, подтверждающих внесение в кассу коллегии адвокатов денежного вознаграждения Комиссии и Совету не представлено. Запрос о необходимости предоставления указанных документов председателем коллегии адвокатов А.Г.Б. оставлен без ответа.

Какие-либо устные или письменные просьбы Заявителя о предоставлении адвокатом К.Д.М. отчета о проделанной работе не заявлялись.

08.06.2022 года на заседании Квалификационной комиссии Заявитель ходатайствовал о прекращении дисциплинарного производства в части возврата неотработанного гонорара и некачественного, недобросовестного осуществления его защиты на предварительном следствии. В остальной части рассмотрение требований оставил на усмотрение Квалификационной комиссии.

Адвокат К.Д.М. представил 28.04.2022 года объяснение.

В объяснении адвокат К.Д.М. пояснил, что при осуществлении защиты И.А.А. он действовал в рамках норм ФЗ об адвокатуре и КПЭА.

На момент заключения договора с И.А.А., у последнего отсутствовали противоречия с показаниями К.Н.М., с которым ранее было также заключено соглашение на осуществление защиты. К тому же К.Н.М. и И.А.А. не возражали против осуществления защиты обоих одним адвокатом.

01 ноября 2020 года с И.А.А. было заключено соглашение об оказании услуг адвоката за №01-11/2020 (далее – Соглашение), которое адвокат передал И.А.А. для изучения и подписания. Экземпляр с подписью адвоката остался у И.А.А., экземпляр с подписью И.А.А. у адвоката не сохранился, сохранился лишь запасной экземпляр с подписью адвоката.

В своем объяснении адвокат К.Д.М. ссылается на п.3.1 Соглашения о том, что вся сумма вознаграждения составляет 150 000рублей и 7 000рублей за одно посещение в СИЗО. Далее указывает, что согласно п.3.3. Соглашения, оплата вознаграждения осуществляется путем передачи наличных средств или путем их перечисления на расчетный счет коллегии адвокатов И.А.А. по своей инициативе пожелал расплатиться по банковской карте, для чего он сообщил И.А.А. номер банковской карты своей матери – К.А.И. На карту матери было переведено 50 000рублей 30.11.202 года и 50 000рублей 01.12.202 года, которые были сняты и внесены в кассу филиала «Адвокатская консультация №80» по приходному кассовому ордеру №01 от 01.12.2020 года.

В конце декабря 2022 года мама И.А.А. передала в счет гонорара по Соглашению 100 000рублей, которые также были внесены в кассу филиала 05.01.2021 года по приходному кассовому ордеру за №01.

Всего по делу он получил денежный гонорар в сумме 200 000рублей. Других денежных сумм ни от И.А.А., ни от его родственников он не получал.

Считает, что денежные споры между адвокатом и клиентом являются гражданско-правовыми отношениями и должны рассматриваться в суде.

Давая оценку профессиональному поведению адвоката К.Д.М. в указанной ситуации, Совет руководствовался следующим:

Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно и добросовестно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами (подп.1 п.1 ст.7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п.1 ст.8 КПЭА), уважать права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи (п.2 ст.8 КПЭА) исполнять решения органов Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции (подп.4 п.1 ст.7 ФЗ об адвокатуре).

В соответствии с п.1 ст.25 ФЗ об адвокатуре адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем.

Вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежит обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением (п.6 ст.25 ФЗ об адвокатуре).

Согласно п.3 ст.9 КПЭА адвокат не вправе вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе, а также иной деятельности в случаях, предусмотренных законодательством.

При отмене поручения или по исполнении поручения адвокат обязан предоставить доверителю отчет о проделанной работе по просьбе доверителя (п.6 ст.10 КПЭА).

За неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную ФЗ об адвокатуре (п. 2 ст.7 ФЗ об адвокатуре).

С учетом приведенных требований действующего законодательства РФ и Кодекса профессиональной этики адвоката, Совет согласился с Комиссией в части возможности принятия отказа Заявителя от требования привлечения адвоката К.Д.М. за ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а именно: в части возврата неотработанного денежного гонорара в размере 1 100 000рублей и некачественного, недобросовестного осуществления его защиты в стадии предварительного следствия.

Отказ от указанных требований подтверждается собственноручным заявлением И.А.А., устными пояснениями его самого и адвоката К.Д. М. на заседании Квалификационной комиссии и пояснениями адвоката К.Д.М. на заседании Совета Адвокатской палаты Камчатского края.

Совет пришел к выводу об отсутствии доказательств в части не предоставления адвокатом К.Д.М. Заявителю отчета о проделанной работе. Заявитель на заседании Комиссии 01.06.2022 года и 08.06.2022 года пояснил, что не просил адвоката К.Д.М. предоставить ему отчет о проделанной работе, поскольку даже не знал о таком праве и не настаивает на привлечении адвоката к ответственности в этой части.

Таким образом, в процессе дисциплинарного производства нарушение адвокатом К.Д.М. п.6 ст.10 КПЭА своего подтверждения не нашло.

В части остальных требований Заявителя, изложенных в жалобе, Совет согласился с позицией Комиссии о том, что надлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только оказание квалифицированной юридической помощи, но и оформление договорных правоотношений в строгом соответствии с законом.

Проанализировав представленное адвокатом К.Д.М. Соглашение за №01-11/2020 об оказании юридических услуг от 01.11.2020 года, Совет пришел к выводу о том, что оно является ничем иным, как предварительным и несогласованным проектом, составленным адвокатом и не может быть признано соответствующим требованиям действующего законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ.

Указанное Соглашение за № 01-11/2020 не содержит ряда существенных условий договора об оказании юридической помощи адвокатом, а также подписи доверителя, который отрицает его получение от адвоката.

Других доказательств, подтверждающих заключение Соглашения об оказании юридической помощи между ним и Заявителем, адвокат К.Д.М. не представил.

Таким образом, Совет пришел к выводу, что адвокат К.Д.М., не заключив с доверителем И.А.А. соглашение на оказание юридической помощи, нарушил требование п. 1 ст.25 Закона об адвокатуре.

Совет посчитал необходимым отметить, что заключение договора на оказание юридической помощи с указанием всех существенных условий этого договора исключило бы необходимость разрешения спорных вопросов между Заявителем и адвокатом по поводу неисполнения или ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей.

Совет разделил мнение Комиссии о том, что К.Д.М., имея статус адвоката, оказывал платные юридические услуги Заявителю по уголовному делу в стадии предварительного расследования не только без заключения соглашения об оказании юридической помощи, но без внесения вознаграждения, выплаченного ему Заявителем и его родственниками в кассу адвокатского образования либо перечисления на расчетный счет адвокатского образования.

Анализ письменных и устных пояснений Заявителя и адвоката К.Д.М.; представленные выписки по счету с дебетовой карты жены Заявителя – И.А.С. о переводе два раза по 50 000рублей на карту матери адвоката К.Д.М. – К.А.И. (перевод 30.11.2020 на карту 4817 …. 2717 и перевод 01.12.2020 – на карту 4817 …. 2717); копия приходного кассового ордера коллегии адвокатов от 01.12.2020 года на сумму 100 000рублей и копия приходного кассового ордера от 05.01.2021 года на сумму 100 000рублей, подписанные адвокатом К.Д.М. однозначно свидетельствуют о том, что адвокат К.Д.М. денежные средства за осуществление защиты Заявителя в кассу либо на расчетный счет коллегии адвокатов не вносил.

Оформление кассовых операций в адвокатских образованиях, в том числе при приеме в кассу адвокатского образования вознаграждения, выплачиваемого адвокату, производится по приходным кассовым ордерам с указанием назначения вносимых средств и выдачей квитанции к приходному кассовому ордеру, подтверждающей прием наличных денег.

Представленные адвокатом К.Д.М. две копии приходных кассовых ордеров от 01.12.2020 года на сумму 100 000рублей и от 05.01.2021 года на сумму 100 000рублей, подписанные самим адвокатом и за главного бухгалтера, и за кассира коллегии адвокатов не убедили Совет в выполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей, предусмотренных п. 6 ст. 25 ФЗ об адвокатуре и не могут существенно повлиять на выводы Совета.

Других сведений и документов, подтверждающих внесение в кассу коллегии адвокатов денежного вознаграждения Совету не представлено. Запрос о необходимости предоставления указанных документов председателем коллегии адвокатов А.Г.Б. оставлен без ответа.

Таким образом, адвокат К.Д.М., не заключив соглашение на оказание юридической помощи с Заявителем, не оприходовав надлежащим образом вознаграждение, выплаченное доверителем, оказал тем самым юридические услуги (юридическую помощь) вне рамок адвокатской деятельности, т.е. не исполнил обязанности, предусмотренные подпунктами 1, 4 пункта 1 статьи 7; пунктами 1, 6 статьи 25 ФЗ об адвокатуре и пунктами 1, 2 статьи 8, пунктом 3 статьи 9 КПЭА.

Совет пришел к выводу, что правонарушение совершено адвокатом К.Д.М. умышленно, поскольку он осуществляет адвокатскую деятельность более девятнадцати лет и требовании законодательства об адвокатуре ему должны быть хорошо известны.

Совет пришёл к выводу о том, что правонарушения, совершенные адвокатом К.Д.М. порочат его честь и достоинство, умаляют авторитет адвокатуры в целом.

Из объяснения адвоката К.Д.М. Совет не усмотрел обстоятельства, которые бы оправдывали его поведение либо существенно повлияли на установление степени его вины.

Определяя меру дисциплинарной ответственности, Совет учел, что нарушение адвокатом К.Д.М. совершено умышленно. Совет принял во внимание, что К.Д.М. свою вину в совершении правонарушения признал, впервые привлекается к дисциплинарной ответственности

При таких обстоятельствах Совет применил к адвокату К.Д.М. меру дисциплинарной ответственности в виде ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ (7 – за «предупреждение», 6 – за «прекращение статуса адвоката») за нарушение подпунктов 1, 4 пункта 1 статьи 7; пунктов 1, 6 статьи 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и пунктов 1, 2 статьи 8, пункта 3 статьи 9

КПЭА.

Формальное отношении адвоката к исполнению своих профессиональных обязанностей не может рассматриваться в качестве честного, разумного, добросовестного и активного отстаивания прав и законных интересов доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами.

__________________________________________________________________

13 июля 2022 года Совет Адвокатской палаты Камчатского края рассмотрел дисциплинарное производство о нарушении адвокатом Б.В.Н. действующего законодательства об адвокатуре РФ.

Поводом для возбуждения дисциплинарного производства послужила жалоба Х.Е.И. (далее – Заявитель) от 01.04.2022г. в отношении адвоката Б.В.Н.

Адвокат Б.В.Н. представила объяснение от 25.04.2022 года, в котором пояснила следующее:

02.03.2022г. она приняла заявку по системе КИСАР на осуществление защиты в порядке ч.3 ст.51 УПК РФ Х.Е.В., в связи с чем прибыла в СЧ СУ УМВД России по Камчатскому краю.

Следователь П.В.Г. сообщила ей, что предварительное следствие по обвинению Х.Е.И. на завершающей стадии, все следственные действия с Х.Е.И. выполнены, в том числе требования ст. 217 УПК РФ. Следователь П.В.Г. сообщила, что Х.Е.И. ознакомился с материалами уголовного дела в полном объеме и подписал протокол ознакомления с материалами уголовного дела. В протоколе уведомления об окончании следственных действий Х.Е.И. указал, что желает знакомиться с материалами уголовного дела раздельно от защитника. Также П.В.Г. пояснила, что адвокат Х.П.Н., который ранее осуществлял защиту интересов Х. на предварительном следствии по соглашению, до окончания предварительного следствия обратился с заявлением о том, что договор, заключенный между ним и обвиняемым Х.Е.И. об оказании юридических услуг по данному уголовному делу расторгнут по инициативе обвиняемого, в этой связи участвовать в дальнейшем выполнении требований ст.217 УПК РФ, он не может.

В материалах уголовного дела имеется постановление следователя об удовлетворении заявления защитника Х.П.Н. и об обеспечении участия иного защитника по данному уголовному делу с использованием комплексной информационной системы адвокатов России. Иной информации о вступлении в дело других защитников (заявления или ордера) в материалах уголовного дела она не видела, поэтому приступила к ознакомлению с материалами уголовного дела, полагая, что Х. желает знакомиться с материалами уголовного дела раздельно с любым из предложенных защитников.

Когда она прибыла в следственную часть, обвиняемого Х.Е.И. там не было. Поскольку было необходимо увидеться с Х. и обсудить с ним позицию по уголовному делу, она уточнила у следователя П.В.Г., где обвиняемый, на что П.В.Г. ответила, что до него не могут дозвониться, Х. не отвечает на звонки, а тем временем она начала знакомиться с материалами уголовного дела. В ходе ознакомления она убедилась, что Х. действительно ознакомился с материалами уголовного дела и подписал протокол ознакомления с материалами уголовного дела. На ознакомление с материалами уголовного дела было затрачено более четырех часов. Все необходимые документы она скопировала, сделала необходимые выписки, выяснила позицию Х. к предъявленному обвинению. По мнению адвоката, этого времени было достаточно, чтобы выяснить все, что касается существа обвинения, учитывая ее многолетний опыт работы. Материалы уголовного дела состояли из 17 томов, из них, по существу обвинения было несколько томов, остальные материалы составляли ксерокопированные документы из другого уголовного дела, повторяющиеся ксерокопии документов. Ознакомившись с материалами уголовного дела, она подписала протокол, приняв решение согласовать позицию с Х. в случае, если продолжит в дальнейшем работу с ним.

Осознает, что нарушила порядок осуществления защиты по назначению и сожалеет об этом, а также обязуется впредь не допускать нарушений.

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Камчатского края 01.06.2022 года единогласно вынесла Заключение о наличии в действиях (бездействии) адвоката Б.В.Н. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а именно: подпунктов 1, 4 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»; пункта 1 статьи 4, пункта 2 статьи 5, пунктов 1, 2 статьи 8, подпункта 1, 9 пункта 1 статьи 9, статьи 12, пункта 6 статьи 15 Кодекса профессиональной этики, выразившиеся в невыполнении адвокатом требования о необходимости честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами, соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции; адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии, адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре, честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом, уважать права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать юридическую помощь по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в нарушение порядка ее оказания, установленного решением совета Федеральной палаты адвокатов и принимаемыми в соответствии с ним решениями советов адвокатских палат субъектов Российской Федерации, участвуя в судопроизводстве, а также представляя интересы доверителя в органах государственной власти и органах местного самоуправления, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и лицам, участвующим в деле, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении, адвокат обязан выполнять решения органов адвокатской палаты и органов Федеральной палаты адвокатов, принятые в пределах их компетенции.

Заявитель Х.Е.И. участия в рассмотрении дисциплинарного производства лично не принимал. В своем заявлении от 13.07.2022 года просил рассмотреть дисциплинарное дело в его отсутствие.

Адвокат Б.В.Н. на заседании Совета присутствовала лично, подтвердила содержание своего объяснения от 25.04.2022 года. Дополнила, что вину в совершении правонарушения признает, обоснованность жалобы не оспаривает, кроме одного – на ознакомление с делом к следователю явилась не самовольно, а по заявке, которую получила по системе КИС АР. С заключением Квалификационной комиссии согласна.

Совет, рассмотрев дисциплинарное производство, согласился с выводами Квалификационной комиссии от 01.06.2022 года, поскольку они основаны на полно и правильно установленных обстоятельствах дела.

С учетом заключения Квалификационной комиссии, Советом установлены следующие фактические обстоятельства дела:

02.03.2022г. адвокат Б.В.Н. приняла заявку по системе КИС АР на осуществление защиты в порядке ч.3 ст.51 УПК РФ Х.Е.И., в связи с чем прибыла в СЧ СУ УМВД России по Камчатскому краю.

Следователь П.В.Г. сообщила ей, что все следственные действия с Х.Е.И. выполнены, в том числе требования ст. 217 УПК РФ и что Х.Е.И. ознакомился с материалами уголовного дела в полном объеме и подписал протокол ознакомления с материалами уголовного дела.

Обвиняемый Х.Е.И. отсутствовал. Следователь пояснила, что до него не могут дозвониться. Сама Б.В.Н. Х.Е.И. не звонила.

Адвокат Б.В.Н. приступила к ознакомлению с материалами уголовного дела, которое состояло из 17-ти томов.

В процессе ознакомления с материалами уголовного дела адвокат Б.В.Н. увидела подписанный Х.Е.И. протокол ознакомления с материалами уголовного дела, а также заявление адвоката Х.П.Н. о том, что договор, заключенный между ним и обвиняемым Х.Е.И. об оказании юридических услуг по данному уголовному делу расторгнут по инициативе обвиняемого, а также о том, что в этой связи участвовать в дальнейшем выполнении требований ст.217 УПК РФ, он не может. В материалах уголовного дела также имелось постановление следователя об удовлетворении заявления защитника Х.П.Н. и об обеспечении участия иного защитника по данному уголовному делу с использованием комплексной информационной системы адвокатов России.

В протоколе уведомления об окончании следственных действий Х.Е.И. указал, что желает знакомиться с материалами уголовного дела раздельно от защитника. Иной информации о вступлении в дело других защитников (заявления или ордера) в материалах уголовного дела она не видела

На ознакомление с материалами уголовного дела было затрачено более четырех часов. Все необходимые документы она скопировала, сделала необходимые выписки, выяснила позицию Х. к предъявленному обвинению. По мнению адвоката, этого времени было достаточно, чтобы выяснить все, что касается существа обвинения, учитывая ее многолетний опыт работы. Материалы уголовного дела состояли из 17 томов, из них, по существу обвинения было несколько томов, остальные материалы составляли ксерокопированные документы из другого уголовного дела и повторяющиеся ксерокопии документов. Ознакомившись с материалами уголовного дела, она подписала протокол, приняв решение согласовать позицию с Х. в случае, если продолжит в дальнейшем работу с ним. Ходатайство по итогам ознакомления с материалами дела адвокат не составляла.

Давая оценку профессиональному поведению адвоката Б.В.Н. в указанной ситуации, Совет руководствовался следующим:

Согласно п.1 ст. 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (далее по тексту – Закон об адвокатуре), адвокатская деятельность – это квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Адвокат обязан: честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами; соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции (подпункты 1, 4 пункта 1 статьи 7 Закона об адвокатуре).

Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии пункт 1 статьи 4 КПЭФ).

Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к

подрыву доверия к нему или к адвокатуре (пункт 2 статьи 5 КПЭА).

Адвокат обязан:

- честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом; уважать права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживаться манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению (подпункты 1, 2 статьи 8 КПЭА);

Адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне; оказывать юридическую помощь по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в нарушение порядка ее оказания, установленного решением совета Федеральной палаты адвокатов и принимаемыми в соответствии с ним решениями советов адвокатских палат субъектов Российской Федерации (подпункты 1, 9 пункта 1 статьи 9 КПЭА)

Участвуя в судопроизводстве, а также представляя интересы доверителя в органах государственной власти и органах местного самоуправления, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и лицам, участвующим в деле, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении (статья 12 КПЭ).

Адвокат обязан выполнять решения органов адвокатской палаты и органов Федеральной палаты адвокатов, принятые в пределах их компетенции (пункт 6 статьи 15 КПЭА).

В своей профессиональной деятельности адвокат также должен руководствоваться Стандартом осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве (далее – Стандарт), которые принимаются в целях формирования единых требований к осуществлению защиты по уголовному делу.

В соответствии со Стандартом, принятым 8 Всероссийским съездом адвокатов 20.04.2017г., адвокат должен разъяснить подзащитному право иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально и принять меры к проведению такого свидания. В случае нарушения права подзащитного на свидание со стороны следователя адвокат должен принять меры к внесению в протокол следственного действия заявления об этом нарушении (п.3 Стандарта).

В рамках первого свидания с подозреваемым, обвиняемым адвокату следует выяснить наличие обстоятельств, препятствующих принятию поручения на защиту или исключающих участие данного адвоката в производстве по уголовному делу, разъяснить право на приглашение защитника по соглашению в случае, если адвокат осуществляет защиту по назначению и выяснить отношение к предъявленному обвинению в совершении преступления (п. «а», «в», «д» ст.4 Стандарта).

Обязанность адвоката согласовывать позицию со своим подзащитным закреплена в ст.5 Стандарта.

В процессе осуществления защиты адвокат консультирует подзащитного и разъясняет ему процессуальные права и обязанности, оказывает подзащитному помощь в ознакомлении с материалами дела, в написании ходатайств, жалоб и иных процессуальных документов или готовит их самостоятельно, а также использует иные средства и способы защиты, не запрещенные законодательством (п. «а», «б», «в» ст.8 Стандарта).

И наконец, ознакомившись с материалами уголовного дела в порядке ст.217 УПК РФ, защитник при необходимости должен заявить ходатайства в соответствии с правовой позицией по делу (п.12 Стандарта).

Согласно Правилам участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов предварительного расследования или суда и в качестве представителей в административном судопроизводстве по назначению суда, согласованному на основании решения Совета ФПА от 24.09.2019г. (протокол №5), утвержденные решением Совета АП Камчатского края от 15.10.2019.г (протокол №198), с изм. и доп. от 30.06.2021г. (протокол №231) (далее – Правила), установленным в соответствии с Порядком назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве (решение Совета Федеральной палаты адвокатов от 05.10.2017г. (протокол №5), которые утверждены решением Совета Адвокатской палаты Камчатского края 17.01.2017г. (протокол №172) с изменениями и дополнениями от 27.06.2018г. (протокол №177), адвокат, приступая к исполнению поручения в порядке назначения в уголовном судопроизводстве, обязан выяснить, были ли соблюдены права подозреваемого, обвиняемого, в том числе и право свободно выбрать себе защитника по соглашению (п.4.2).

С учетом приведенных требований действующего законодательства РФ, Кодекса профессиональной этики адвоката и Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, Совет согласился с Комиссией в том, что адвокат Б.В.Н., вступив в уголовное дело в качестве защитника по комплексной информационной системе адвокатов КИС АР в процессе осуществления защиты Х.Е.И. при ознакомлении с материалами уголовного дела совершила ряд нарушений норм действующего законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ.

В сложившейся ситуации адвокат Б.В.Н. должна была действовать в строгом соответствии с подп. 1, 4 п. 1 ст. 7 ФЗ об адвокатуре; п. 1 ст. 4, п. 2 ст. 5, п. 1, 2 ст. 8, подп. 1, 9 п. 1 ст. 9, ст. 12, п. 6 ст. 15 КПЭА; п.3, п. «а», «в», «д» ст.4, ст.5, п. «а», «б», «в» ст.8, ст.12 Стандарта и п.4.2 Правил.

Совет, как и Квалификационная комиссия, считает, что вышеуказанные обязанности адвокатом Б.В.Н. не исполнены.

Так, адвокат Б.В.Н., в процессе выполнения требований ст.217 УПК РФ, доверившись объяснениям следователя П., не выяснила причины отсутствия обвиняемого Х.Е.И. при подписании протокола ознакомления с материалами уголовного дела. Не разъяснила Х.Е.И. процессуальные права и обязанности обвиняемого при ознакомлении с материалами уголовного дела, а именно: право иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально; право на приглашение защитника по соглашению в случае, если адвокат осуществляет защиту по назначению.

Адвокат не выяснила отношение Х.Е.И. к предъявленному обвинению в совершении преступления, не согласовала с ним позицию по уголовному делу, и наконец, не заявила ходатайство в соответствии с правовой позицией по делу по результатам ознакомления с материалами уголовного дела при наличии непризнательной позиции доверителя в совершении преступления.

Довод Х. о том, что адвокат Б.В.Н. подписала документы «задними числами» и не знакомилась с материалами уголовного дела, в связи с чем протокол ознакомления с материалами уголовного дела является сфальсифицированным, не нашел своего подтверждения. Доводы Х. в указанной части носят предположительный характер и опровергаются пояснениями Б.В.Н., которая настаивает на том, что с материалами уголовного дела в отношении Х. она ознакомлена 02.03.2022 года, представив Квалификационной комиссии адвокатское производство по делу Х.

Согласно пояснениям адвоката Б.В.Н. на ознакомление с материалами уголовного дела ею было затрачено более четырех часов. Все необходимые документы она скопировала, сделала необходимые выписки. По мнению адвоката, этого времени было достаточно, чтобы выяснить все, что касается существа обвинения, учитывая ее многолетний опыт работы. Материалы уголовного дела состояли из 17 томов, из них, по существу обвинения было несколько томов, остальные материалы составляли ксерокопированные документы из другого уголовного дела и повторяющиеся ксерокопии документов.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ не содержит детального разъяснения по затрате времени для ознакомления с материалами уголовного дела.

Вместе с тем, Совет пришёл к выводу о том, что ознакомление с материалами уголовного дела, состоящего из 17-ти томов в течение четырех часов свидетельствует о формальном отношении адвоката к исполнению своих профессиональных обязанностей.

Подобное поведение адвоката не может рассматриваться в качестве честного, разумного, добросовестного и активного отстаивания прав и законных интересов доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами.

Совет разделил вывод Комиссии в том, что своими действиями (бездействием) адвокат Б.В.Н. нарушила подпункты 1, 4 пункта 1 статьи 7 ФЗ об адвокатуре); пункт 1 статьи 4, пункт 2 статьи 5, пункт 1, 2 статьи 8, подпункты 1, 9 пункта 1 статьи 9, статьи 12, пункт 6 статьи 15 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет пришел к выводу о том, что правонарушения, совершенные адвокатом Б.В.Н. порочат её честь и достоинство, умаляют авторитет адвокатуры в целом.

Совет полагает, что правонарушение совершено адвокатом Б.В.Н. умышленно, поскольку она осуществляет адвокатскую деятельность более двадцати четырех лет и требовании законодательства об адвокатуре ей должны быть хорошо известны.

Из объяснения адвоката Б.В.Н. Совет не усмотрел обстоятельства, которые бы оправдывали её поведение либо существенно повлияли на установление степени её вины.

Определяя меру дисциплинарной ответственности, Совет учёл, что нарушение адвокатом Б.В.Н. совершено умышленно. Совет принял во внимание, что Б.В.Н. свою вину в совершении правонарушения полностью признала, осознала тяжесть своего проступка, впервые привлекается к дисциплинарной ответственности.

При таких обстоятельствах Совет единогласно пришел к выводу о необходимости применить к адвокату Б.В.Н. меру дисциплинарной ответственности в виде ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ за нарушение подпунктов 1, 4 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»; пункта 1 статьи 4, пункта 2 статьи 5, пунктов 1, 2 статьи 8, подпункта 1, 9 пункта 1 статьи 9, статьи 12, пункта 6 статьи 15 Кодекса профессиональной этики, выразившиеся в неисполнении (ненадлежащем исполнении) адвокатом своих обязанностей перед доверителем Х.Е.И. и о неисполнении адвокатом решений органов адвокатской палаты, как в наибольшей степени отвечающую требованию справедливости дисциплинарного разбирательства.

Принятие поручения на осуществление защиты по одному уголовному делу от двух и более лиц, если интересы одного из них противоречат интересам другого, а также определение позиции по делу вопреки воле доверителя влечет дисциплинарную ответственность адвоката.

__________________________________________________________________

25 августа 2022 года Совет Адвокатской палаты Камчатского края рассмотрел дисциплинарное производство, возбужденное по частному определению Судебной коллегии по уголовным делам Камчатского краевого суда от 9 июня 2022 года о нарушении адвокатом Т.Е.В. действующего законодательства об адвокатуре РФ.

По итогам рассмотрения дела Совет согласился с выводами Квалификационной комиссии, изложенными в Заключении от 27 июля 2022 года о наличии в действиях (бездействии) адвоката Т.Е.В. нарушения подпункта 3 пункта 4 статьи 6; подпунктов 1, 4 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»; пункта 1 статьи 8, подпункта 1 пункта 1 статьи 9, статьи 12, подпункта 1 пункта 1 статьи 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившиеся в невыполнении Адвокатом следующих требований: адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя; честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами; соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката, действовать вопреки законным интересам доверителя, участвуя в судопроизводстве, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении; а также адвокат не вправе принимать поручение на осуществление защиты по одному уголовному делу от двух и более лиц, если: интересы одного из них противоречат интересам другого.

Заявитель не принимал участие в рассмотрении дисциплинарного производства.

Адвокат Т.Е.В. лично приняла участие в рассмотрении дисциплинарного дела.

С учетом заключения Квалификационной комиссии, Советом установлены следующие фактические обстоятельства дела:

Приговором Елизовского районного суда Камчатского края от 6 апреля 2022 года С.А.Р. осужден по п. «б» ч. 4 ст.132, п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 16 годам лишения свободы, с ограничением свободы на срок 2 года.

Преступление было совершено С., в том числе, в отношении несовершеннолетнего Е.А.К., не достигшего возраста 12 лет, законным представителем которого на досудебной стадии производства по делу признана Е.Л.В.

После провозглашения приговора в отношении С.А.Р., законный представитель потерпевшего Е.Л.В. обратилась к суду с апелляционной жалобой в интересах осужденного, полагая о его невиновности и необходимости отмены обвинительного приговора ввиду того, что показания, данные ее несовершеннолетним сыном на предварительном следствии и оглашенные в судебном заседании о совершении в отношении него насильственных действий сексуального характера С.А.Р., являются недостоверными. Жалобу обосновала тем, что ее ребенок при даче объяснений говорил неправду, что она озвучивала в суде первой инстанции при рассмотрении дела. Усомнившись в поведении ребенка (патологическая ложь) не только в семье, в школе, а также со своими сверстниками, она обратилась к психологу. В жалобе говорилось о невиновности С. и необходимости отмены обвинительного приговора ввиду того, что показания, данные её несовершеннолетним сыном на предварительном следствии и оглашенные в судебном заседании о совершении в отношении него насильственных действий сексуального характера С.А.Р. являются недостоверными.

06 июня 2022 года адвокат Т.Е.В. заключила Соглашение об оказании юридической помощи № 42/2022 с Е.Л.В. – законным представителем несовершеннолетнего Е.А.К. на представление интересов в Камчатском краевом суде (апелляционной инстанции) по уголовному делу по обвинению С.А.Р., назначенного на 07 июня 2022 года. Доверитель произвела оплату согласно квитанции серии ЛХ №108693 от 06.06.2022 года.

При устной беседе до заключения соглашения об оказании юридической помощи, Е.Л.В. представлены: аудиозапись на диске (1 шт.), а также стенограмма аудиозаписи №1 на 3-х листах, стенограмма аудиозаписи №2 на 2-х листах. Апелляционная жалоба на бумажном носителе при заключении соглашения представлена не была, а была передана ей непосредственно перед судебным заседанием.

Приговор суда в отношении С.А.Р. был представлен непосредственно перед судебным заседанием, с его содержанием адвокат не ознакомилась.

На основании предоставленных Е.Л.В. документов, Т.Е.В. подготовила ходатайство о приобщении новых доказательств, исследовании новых доказательств в судебном заседании, допросе психолога, допросе потерпевшего.

07 июня 2022 года адвокат Т.Е.В. явилась в судебное заседание апелляционной инстанции наряду с законным представителем потерпевшего – Е.Л.В. и поддержала доводы апелляционной жалобы законного представителя потерпевшего об отмене обвинительного приговора.

Из ордера адвоката, представленного в апелляционную инстанцию, следовало, что она представляет интересы как несовершеннолетнего потерпевшего Е.А.К., так и его законного представителя Е.Л.В.

Согласно протокола судебного заседания, адвокату Т.Е.В. были разъяснены требования уголовно-процессуального законодательства РФ относительно невозможности представлять интересы двух и более лиц при конфликте их интересов.

Поскольку позиция Е.Л.В. и адвоката Т.Е.В. противоречила позиции малолетнего потерпевшего в силу ст. 45 УПК РФ и п. 47 ст. 5 УПК РФ, согласно которым потерпевший, его законный представитель и представитель являются стороной обвинения, Судебной коллегией указанные лица отстранены от дальнейшего участия в уголовном деле в заявленных статусах.

О9 июня 2022 года апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Камчатского краевого суда указанный приговор в отношении С.А.Р. оставлен без изменения и было вынесено Частное определение в адрес Адвокатской палаты Камчатского края на нарушение действующего законодательства РФ адвокатом Т.Е.В.

Адвокат Т.Е.В. представила объяснение от 20.06.2022 года, в котором пояснила следующее:

06 июня 2022 года она заключила Соглашение об оказании юридической помощи № 42/2022 с Е.Л.В. – законным представителем несовершеннолетнего Е.А.К. на представление интересов в Камчатском краевом суде (апелляционной инстанции) по уголовному делу по обвинению С.А.Р., назначенного на 07 июня 2022 года. Доверитель произвела оплату согласно квитанции серии ЛХ №108693 от 06.06.2022 года в размере 5 000 рублей.

Е.Л.В., не согласившись с вынесенным приговором, подала самостоятельно апелляционную жалобу через суд первой инстанции, обосновав ее тем, что ее ребенок при даче объяснений говорил неправду, что она озвучивала в суде первой инстанции при рассмотрении дела. Усомнившись в поведении ребенка (патологическая ложь) не только в семье, в школе, а также со своими сверстниками, она обратилась к психологу.

В период с 04.04.2022 года и по настоящее время (с перерывом на летний период) с Е.А.К. проводятся коррекционные занятия психологом Л.Г.Ф. с целью коррекции его взаимоотношений с матерью Е.Л.В., а также коррекции его поведения и склонности ко лжи. В ходе занятий Е.А.К. признался Л.Г.Ф. в том, что С.А.Р. не совершал с ним никаких действий, что вся информация, которую он сообщил учителю П.Ю.В., а потом следователю, является выдуманной. Е.А.К. также сообщил психологу о том, что он подговорил Л.В. рассказать про С.А.Р. такие же обвинения. Мальчик также сказал, что все это он придумал из мести к С.А.Р., потому что С. его ругал и заставлял убираться, и один раз взял его за ухо.

Цель обращения Е.Л.В. за юридической помощью: подготовка ходатайств о приобщении в судебном заседании апелляционной инстанции дополнительных доказательств, полученных ею после оглашения приговора в результате работы психолога с несовершеннолетним (новые обстоятельства), а также заявления о направлении дела на дополнительное расследование (в результате работы психолога с несовершеннолетним).

До заключения соглашения ей были представлены: аудиозапись на диске (1 шт.), а также стенограмма аудиозаписи №1 на 3-х листах, стенограмма аудиозаписи №2 на 2-х листах. Апелляционная жалоба на бумажном носителе при заключении соглашения представлена не была, а была передана ей непосредственно перед судебным заседанием.

Т.Е.В. прослушала аудиозаписи, изучила стенограммы беседы психолога с Е.А.К. и подготовила ходатайство о приобщении новых доказательств, исследовании новых доказательств в судебном заседании, допросе психолога, допросе потерпевшего. В ходатайстве не ставился вопрос об отмене обвинительного приговора.

В частном определении Судебной коллегии по уголовным делам Камчатского краевого суда от 09 июня 2022 года указано, что после провозглашения приговора в отношении С.А.Р., законный представитель потерпевшего Е.Л.В. обратилась к суду с апелляционной жалобой в интересах осужденного, полагая о его невиновности и необходимости отмены обвинительного приговора ввиду того, что показания, данные её несовершеннолетним сыном на предварительном следствии и оглашенные в судебном заседании о совершении в отношении него насильственных действий сексуального характера С.А.Р. являются недостоверными.

07 июня 2022 года она явилась в судебное заседание апелляционной инстанции наряду с законным представителем потерпевшего – Е.Л.В. и поддержала доводы апелляционной жалобы законного представителя потерпевшего об отмене обвинительного приговора.

При выяснении Судебной коллегией ее мнения по вопросу поддерживает ли она апелляционную жалобу Е.Л.В., сообщила суду, что поддерживает, однако, когда она хотела высказать мнение о наличии новых обстоятельств по делу, Судебная коллегия не позволила ей этого сделать и высказаться по существу. В силу своей неопытности она не настояла на том, чтобы ее выслушали. По указанной причине довести свою позицию до суда не смогла, заявить ходатайства об исследовании новых доказательств, приобщении их к материалам уголовного дела также не смогла.

Принимая защиту Е.Л.В., полагала, что она действует в интересах своего сына, поскольку пытается исправить его поведение, отучить его от лжи. Именно с такой позицией и пошла в процесс, полагая, что в ее действиях отсутствует нарушение закона.

Статьей 7 Кодекса профессиональной этики адвоката установлено, что адвокат принимает поручение на ведение дела и в том случае, когда у него имеются сомнения юридического характера, не исключающие возможности разумно и добросовестно его поддерживать и отстаивать.

После ознакомления с частным определением Камчатского краевого суда от 09 июня 2022 года ей стала понятна ошибка - она считала, что целью ее участия в суде апелляционной инстанции является донести до суда новые обстоятельства и тем самым способствовать направлению дела на дополнительное расследование. Она не придала значения тому, что в апелляционной жалобе Е.Л.В. просит отменить приговор и оправдать С. Умысла на нарушение закона у нее не было.

Давая оценку профессиональному поведению адвоката Т.Е.В. в указанной ситуации, Совет руководствовался следующим:

Согласно части 1 статьи 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее по тексту - Закона об адвокатуре), адвокатская деятельность – это квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами; соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции (подпункты 1, 4 пункта 1 статьи 7 Закона об адвокатуре).

Согласно подпункту 3 пункта 4 статьи 6 ФЗ об адвокатуре адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воли доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя.

Адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и КПЭА (пункт 1 статьи 8 КПЭА).

Адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне (подпункт 1 пункта 1 статьи 9 КПЭА).

Участвуя в судопроизводстве, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушения прав последнего ходатайствовать об их устранении (статья 12 КПЭА).

В соответствии подпунктом 1 пункта 1 статьи 13 КПЭА адвокат не вправе принимать поручение на осуществлении защиты по одному уголовному делу от двух и более лиц, если интересы оного из них противоречат интересам другого.

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 72 УПК РФ, защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам представляемого им потерпевшего.

В соответствии с частью 1 статьи 62 УПК РФ, при наличии оснований для отвода, представитель потерпевшего обязан устраниться от участия в производстве по уголовному делу.

Совет согласился с Квалификационной комиссией в том, что адвокат Т.Е.В. в сложившейся ситуации была не вправе принимать поручение на осуществление представительства одновременно и потерпевшего по делу Е.А.К. и его законного представителя Е.Л.В.

Интересы малолетнего потерпевшего, давшего показания о совершении в отношении него насильственных действий сексуального характера осужденным С.А.Р., и его законного представителя, полагавшей необходимым отменить приговор Елизовского районного суда от 06.04.2022 года ввиду того, что показания, данные её сыном на предварительном следствии и оглашенные в судебном заседании о совершении в отношении него насильственных действий сексуального характера С.А.Р. являются недостоверными, явно противоречили друг другу.

В силу части 3 статьи 45 УПК РФ законный представитель потерпевшего имеет те же процессуальные права, что и представляемое им лицо. Это означает, что позиция законного представителя потерпевшего Е.Л.В. производна от позиции ее малолетнего сына, что не могло не быть известно адвокату Т.Е.В.

Бесспорно, что адвокат Т.Е.В., заключив соглашение на представительство интересов и малолетнего потерпевшего, и его законного представителя, действовала вопреки законным интересам доверителя

Адвокат не поменяла свою позицию, несмотря на то, что председательствующая в судебном заседании судья Ш.А.А. объяснила адвокату соответствующие положения закона (в том числе, о необходимости в такой ситуации воспользоваться правом самоотвода), что подтверждается протоколом судебного заседания.

Однако адвокат Т.Е.В. при наличии явных оснований для самоотвода не исполнила установленную законом обязанность, и оказывала юридическую помощь доверителям в условиях конфликта интересов.

Совет поддержал вывод, сделанный Комиссией о том, что подобные отступления адвокатом Т.Е.В. от вышеуказанных норм Закона повлекли не только отложение судебного заседания, связанное с обеспечением участия нового представителя потерпевшего, но и нарушения принципа презумпции добросовестности адвоката, предполагающей, в том числе объективность, профессионализм, законность его действий, а также нарушение прав и законных интересов несовершеннолетнего потерпевшего, не способного в силу возраста самостоятельно поддерживать обвинение по уголовному делу.

Совет пришёл к выводу о том, что правонарушение, совершенное адвокатом Т.Е.В. порочат ее честь и достоинство, умаляют авторитет адвокатуры в целом.

Доводы адвоката Т.Е.В., изложенные в ее объяснении от 20.06.2022 года (вход. №92) относительно фактических обстоятельств совершения преступления С.А.Р., обоснованности обвинения, критического отношения к показаниям несовершеннолетнего потерпевшего не имеют никакого отношения к рассмотрению доводов частного определения, не оправдывают поведение адвоката и не могут никаким образом повлиять на установление степени ее вины.

Совет разделил мнение Комиссии о том, что адвокат Т.Е.В. действовала умышленно, поскольку адвокат обязан знать требования законодательства об адвокатуре и соблюдать их.

Довод адвоката Т.Е.В. о том, что у нее отсутствовал умысел на нарушение закона опровергается протоколом судебного заседания от 7.06.2022 года, в соответствии с которым адвокат, при наличии к тому оснований, самоотвод не заявила и настаивала на своем участии, в том числе и после указания председательствующим на обстоятельства, препятствующие ей к дальнейшему участию в деле. Также суд разъяснил адвокату правовые последствия участия адвоката в представлении лиц при наличии конфликта интересов, что было оставлено адвокатом без внимания. Кроме того, адвокат, поддерживая доводы апелляционной жалобы Е.Л.В. не могла не понимать понимала суть требований последней и соответственно осознавала, что правовая позиция Е.Л.В. противоречит интересам несовершеннолетнего потерпевшего Е.А.К. представляемого ею же в судебном заседании апелляционной инстанции.

Довод адвоката о том, что принимая защиту Е.Л.В. она полагала, что последняя действует в интересах своего сына, поскольку пытается исправить его поведение, отучить от лжи и в этой связи в ее действиях отсутствует нарушение закона со ссылкой на положения статьи 7 КПЭА (адвокат вправе принять поручение на ведение дела и в том случае, когда у него имеются сомнения юридического характера, не исключающие возможности разумно и добросовестно его поддерживать и отстаивать), не могут быть приняты во внимание, и не оправдывают адвоката, поскольку приведенное положение КПЭА не позволяет адвокатам принимать на себя представление интересов лиц при наличии конфликта интересов, поскольку данная ситуация исключает возможность разумно и добросовестно отстаивать интересы доверителей. Приведенная норма закона не имеет отношения к рассматриваемым обстоятельствам, поскольку сомнения юридического характера не тождественны конфликту интересов доверителей. Закон об адвокатуре и КПЭА четко определяют порядок действий адвоката при наличии конфликта интересов доверителей. Положения указанных норм закона не содержат какой-либо двусмысленности и сложности для адвокатов в их толковании.

О наличии умысла в действиях адвоката Т.Е.В. свидетельствует также следующее:

Сведения, содержащиеся в представленной адвокатом в Квалификационную комиссию копии корешка ордера № 019152 от 06.06.2022 года не соответствуют тем сведениям, которые содержатся в ордере адвоката, представленном по делу № 22-522/2022 и содержащемся в материалах указанного уголовного дела, а именно, в ордере, который представил адвокат судебной коллегии, предусматривал полномочия адвоката на представление интересов Е.Л.В. и Е.А.К., тогда как в корешке ордера указаны полномочия лишь на представление интересов Е.Л.В.

Полномочия адвоката указываются в ордере, тогда как корешок ордера является его вторым экземпляром (копией) и сведения, указанные в корешке ордера должны совпадать с теми, которые адвокат отразил в ордере адвоката и представил суду.

Отсутствие в корешке ордера указание на то, что адвокат принял за себя представление интересов Е.А.К. не может свидетельствовать о том, что адвокат не оказывала ему юридическую помощь, поскольку фактическое оказание Е.А.К. такой помощи подтверждается ордером адвоката, представленного в материалы дела.

Представление Комиссии корешка ордера без указания на представление интересов несовершеннолетнего потерпевшего свидетельствует о желании адвоката Т.Е.В. уйти от ответственности за свои неправомерные и непрофессиональные действия и ввести Комиссию и Совет в заблуждение.

Определяя меру дисциплинарной ответственности, Совет учёл, что нарушение адвокатом Т.Е.В. совершено умышленно. Совет принял во внимание, что Т.Е.В. впервые привлекается к дисциплинарной ответственности, признает свою вину в совершении правонарушения, а стаж ее адвокатской деятельности составляет полтора года.

При таких обстоятельствах Совет единогласно применил к адвокату Т.Е.В. меру дисциплинарной ответственности в виде ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ, как в наибольшей степени отвечающую требованию справедливости дисциплинарного разбирательства, предусмотренному п.3 ст.19 КПЭА.

Принятие поручения на защиту с использованием вне процессуального взаимодействия со следователем, неисполнении заявки на участие в рассмотрении административного дела, не использование своего права на замену адвоката и информировании Адвокатской палаты для распределения поручения другому адвокату повлекло возбуждение дисциплинарного производства в отношении адвоката

__________________________________________________________________

25 августа 2022 года Совет Адвокатской палаты Камчатского края рассмотрел дисциплинарное производство, возбужденное по представлению вице президента Адвокатской палаты Камчатского края о нарушении адвокатом М.Б.Г. действующего законодательства об адвокатуре РФ.

По итогам рассмотрения дела Совет согласился с выводами Квалификационной комиссии, изложенными в Заключении от 24 августа 2022 года:

  1. О наличии в действии (бездействии) адвоката М.Б.Г. нарушения подп. 4 п.1 ст.7; п.9 ст.29 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и подп. 9 п.1 п.6 ст.9 и пп. 6,7 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, которое выразилось в принятии поручения на защиту Б.А.К. 14.07.2022 года с использованием внепроцессуального взаимодействия со следователем Д. в нарушение Правил участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов предварительного расследования или суда и в качестве представителей в гражданском и административном судопроизводстве по назначению, принятых решением Совета Адвокатской палаты Камчатского края от 15.10.2019 года (протокол №198) с изм. и доп. от 30.06.2021 года (протокол №4), принятых решением Совета Адвокатской палаты Камчатского края от 15.10.2019 года с измен. и доп. от 30.06.2021 года и решения Совета Адвокатской палаты Камчатского края от 13.10.2021 года о начале работы АРПН КИС АР;

2. О наличии в действии (бездействии) адвоката М.Б.Г. нарушения подп. 1,4 п.1 ст.7; п.9 ст.29 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»; п.6,7 ст.15; ч.1 ст.12;, п.1 ст.14 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившиеся в неисполнении принятой по системе автоматизированной компьютерной программы АП Камчатского края «Lawyer» заявки на участие в рассмотрении административного дела о госпитализации в психиатрический стационар Л.Т.С. и не использовании своего права на замену адвоката и информировании адвокатской палаты для распределения поручения другому адвокату, т.е. в нарушение Правил участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов предварительного расследования или суда и в качестве представителей в гражданском и административном судопроизводстве по назначению, принятых решением Совета Адвокатской палаты Камчатского края от 15.10.2019 года (протокол №198) с изм. и доп. от 30.06.2021 года (протокол №4), принятых решением Совета Адвокатской палаты Камчатского края от 15.10.2019 года с измен. и доп. от 30.06.2021 г. и решения Совета Адвокатской палаты Камчатского края от 21.03.2018 года о начале работы АПК Камчатского края «Lawyer».

С учетом заключения Квалификационной комиссии, Советом установлены следующие фактические обстоятельства дела:

14.07.2022 года адвокатом М.Б.Г. с использованием внепроцессуального взаимодействия со следователем Д.В.В. самовольно была исполнена заявка о вызове адвоката по назначению для осуществления защиты Б.А.К. Данная заявка не была распределена системой КИС АР, и М.Б.Г. исполнил заявку самовольно, по просьбе Д.В.В.

20.07.2022 года в 17:01:03 по системе АПК «Lawyer» зарегистрирована заявка №12350 канцелярии Петропавловск-Камчатского городского суда (судья Ф.С.В.) в отношении Л.Т.С. Время исполнения заявки 22.07.2022 года в 10.00.

Заявку принял адвокат М.Б.Г. (справка Оператора АП Камчатского края К.М.А. от 22.07.2022 года, вход №106 от 25.07.2022 года).

В назначенное время адвокат М.Б.Г. явился в Петропавловск-Камчатский городской суд к судье Ф.С.В. и заявил, что не может принять участие в процессе, поскольку занят в другом судебном заседании у судьи Б.А.С.

Адвокат М.Б.Г. не использовал свое право передачи заявки другому адвокату и не сообщил о невозможности принять участие в процессе у судьи Ф.С.В. в Адвокатскую палату Камчатского края.

После директивного распределения участие в деле приняла адвокат коллегии адвокатов «XXXX» К.Е.А.

В объяснении от 19.08.2022 года адвокат М.Б.Г. пояснил следующее:

14 июля 2022 года в начале третьего часа ночи на его телефон поступил вызов системы КИС АР, он включил телефон и нажал на кнопку готов принять вызов и ждал заявки по системе. Так как система не включалась, он по системе «Whats App» письменно сообщил координатору К.С., что система дает сбои и не подтверждается - что мне делать. Не получив ответа, перезагрузил телефон как ему советовали коллеги ранее и ждал заявки. В дальнейшем он созвонился с инициатором заявки следователем Д.В.В. и сообщил, что заявка приходила к нему, но не отображается, ранее так же случалось, что заявка подтверждается не сразу, а следователем либо дознавателем указывается, что у него отображается именно он. Но Д.В.В. ему сообщила, что заявка еще не распределена и никто ее не может принять. Тогда он сообщил, что нужно подождать, и к кому она придет тот и будет работать. В 5 часов утра ему вновь позвонила следователь Д.В.В. и сообщила, что она до С. не может дозвониться, также звонила президенту палаты и связаться не может. Она убедила его в том, что этот произошло из - за сбоя в системе, и что она уладит эту проблему с президентом утром и попросила его прибыть отработать заявку, так как он ее пытался принять первый и система КИС АР, остановилась и зависла на нем и никого более двух часов не может выбрать. Он посчитал, если система остановилась на нем, и более никого не может выбрать, то не будет какого-либо нарушения, и он поехал и отработал заявку. Ему известно о том, что без принятой заявки он не имеет права работать, считает, что из-за сбоя в системе привело к такому обстоятельству.

22 июля 2022 года в 9-45 прибыл в кабинет судьи Фоменко и сообщил, что у него накладка, так как так же в 10-00 он участвует в процессе по продлению стражи у судьи Б., а судьи пока нет в кабинете. Так как кабинеты судей Ф. и Б. находятся на третьем этаже, практически рядом, то он хотел договориться, об отложении рассмотрение стражи на полчаса. Но судья Ф, предложила его заменить. Он хотел самостоятельно сообщить в чат в адвокатской палате, но судья сказала ему, что у нее это получится быстрее. Он не стал оспаривать и ушел к кабинету Б., где к нему подошла адвокат К. и сообщила, что она отработает заявку за него, и он не высказывал возражений. Он обязуется не совершать в дальнейшем подобных нарушений.

Давая оценку профессиональному поведению адвоката М.Б.Г. в указанной ситуации, Совет руководствовался следующим:

Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно и добросовестно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами (подп.1 п.1 ст.7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (далее ФЗ об адвокатуре).

 В соответствии с подп. 4 п.1 ст.7 ФЗ об адвокатуре адвокат обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката (далее КПЭА) и исполнять решения органов Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции (п. 9 ст.29 ФЗ об адвокатуре).

В соответствии с п.6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвокат обязан выполнять решения органов Адвокатской палаты и органов Федеральной палаты адвокатов, принятые в пределах их компетенции. Адвокат обязан участвовать лично или материально в оказании юридической помощи по назначению органа дознания, органа предварительного следствия или суда в порядке, определенном решением Совета ФПА и принимаемыми в соответствии с ним решениями советом адвокатских палат субъектов РФ (п.7 ст.15 КПЭА)

Участвуя в судопроизводстве, адвокат обязан соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду (ч.1 ст.12 КПЭА).

При невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании, адвокат должен заблаговременно уведомить об этом суд и согласовать с ним время совершения процессуальных действий п.1 ст.14 КПЭА).

В соответствии со ст. 50 Уголовно-процессуального кодекса РФ порядок назначения адвоката в качестве защитника определяется Советом Федеральной палаты адвокатов РФ (далее ФПА).

Решением Совета ФПА от 15.03.2019 года (с изм. от 18.11.2020 года, в редакции изм. от 18.02.2021 года) (протокол №4) был утвержден Порядок назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве (далее Порядок.). В соответствии с указанным Порядком и на основании подп. 5 п. 3 ст.31 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», организацию юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению, осуществляют Советы адвокатских палат субъектов РФ.

Решением Совета Адвокатской палаты Камчатского края от 15.10.2019 года (протокол №198) с изм. и доп. от 30.06.2021 года (протокол №231) были приняты Правила Адвокатской палаты Камчатского края по исполнению Порядка назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, утв. решением Совета ФПА РФ от 15.03.2019 года, а также по организации участия адвокатов в гражданском и административном судопроизводстве по назначению, согласованному решением Совета ФПА от 24.09.2019 года (протокол №5). (далее Правила).

В соответствии с подп.3.1. п.3 указанных Правил, заявки на защиту по назначению в г. Петропавловске-Камчатском и г. Елизово Камчатского края обрабатываются автоматизированной компьютерной программой, которая автоматически распределяет поручения между конкретными адвокатами по уголовным, гражданским и административным делам.

Автоматизированная компьютерная программа Адвокатской палаты Камчатского края начала свою работу с 05.04.2018 года (решение Совета АП от 21.03.2018г., протокол №175), а АРПН КИС АР с 13.10.2021 года (решение Совета АП от 07.09.2021 года, протокол №233.)

Таким образом, с 13.10.2021 года распределение заявок по назначению осуществляется только через автоматизированную компьютерную программу АП Камчатского края «Lawyer» и АРПН КИС АР.

Согласно п.4.2 Правил адвокат, которому АП распределено поручение о назначении обязан знать и исполнять принятые решением Совета ФПА Порядок назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве и Правила; убедиться в отсутствие обстоятельств, исключающих или препятствующих его участию в производстве по делу в качестве защитника, а при наличии таковых, незамедлительно принять меры по информированию дознавателя, следователя, суда, а также адвокатскую палату или ее представителей для распределения поручения другому адвокату.

В соответствии с п.4.3 Правил адвокат не вправе принимать поручение на участие в деле по назначению в нарушение Правил, с использованием внепроцессуального взаимодействия с дознавателями, следователями и судами.

Адвокат вправе по своему усмотрению передать дело другому адвокату, состоящему в том же базовом списке адвокатов (замена адвоката) (п.4.5 Правил).

С учетом приведенных требований закона и Кодекса профессиональной этики адвоката Совет пришёл к выводу, что

  1. адвокат М.Б.Г. был не вправе принимать поручение на осуществление защиты подозреваемой Б.А.К. по просьбе следователя Д.В.В.

Совет согласился с Комиссией в том, что действия адвоката М.Б.Г. носили самовольный характер и что он действовал умышленно, поскольку знал, что распределение заявок по назначению осуществляется через АРПН КИС АР, но не отказался от участия в следственном действии.

Своими действиями адвокат М.Б.Г. нарушил подп. 3.1.п.3 и п.4.3 Правил участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов предварительного расследования или суда и в качестве представителей в гражданском и административном судопроизводстве по назначению, принятых решением Совета Адвокатской палаты Камчатского края от 15.10.2019 года (протокол №198) с изм. и доп. от 30.06.2021 года (протокол №4) и решение Совета Адвокатской палаты Камчатского края от 13.10.2021 года (протокол №233) о начале работы АРПН КИС АР.

При таких обстоятельствах Совет пришёл к выводу о том, что адвокат М.Б.Г. не исполнил обязанности, установленные подп. 4 п.1 ст.7, п.9 ст.29 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», подп. 9 п.1 ст.9 и п.7 ст.15 Кодекса профессиональной этики адвоката - исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта РФ, Федеральной палаты адвокатов, принятые в пределах их компетенции.

  1. адвокат М.Б.Г., убедившись, что не имеет возможности одновременно исполнить поручение на участие в судебном заседании по продлению меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении П. у судьи Б. и поручение по госпитализации в психиатрический стационар Л.Т.С. у судьи Ф.С.В. 22.07.2022 года в Петропавловск-Камчатском городском суде, должен был предпринять все, предусмотренные Правилами меры и не срывать судебное заседание в отношении Л.Т.С.

Совет разделил вывод Комиссии в том, что адвокат М.Б.Г. должен был использовать свое право на замену адвоката или проинформировать Адвокатскую палату Камчатского края или ее представителей о невозможности принять участие в процессе по Л.Т.С. для распределения поручения другому адвокату.

Своими действиями адвокат М.Б.Г. нарушил п.4.2. Правил участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов предварительного расследования или суда и в качестве представителей в гражданском и административном судопроизводстве по назначению, принятых решением Совета Адвокатской палаты Камчатского края от 15.10.2019г. (протокол №198) с изм. и доп. от 30.06.2021г. (протокол №231) и решение Совета Адвокатской палаты Камчатского края от 21.03.2018г. (протокол №175) о начале работы автоматизированной компьютерной программы АП Камчатского края «Lawyer».

При таких обстоятельствах Совет пришел к выводу о том, что адвокат М.Б.Г. грубо нарушил подп. 1, 4, п.1 ст.7; п.9 ст.29 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»; п.6, 7 ст.15; ч.1 ст.12; п.1 ст.14 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет посчитал, что правонарушение совершено адвокатом М.Б.Г. умышленно, поскольку он осуществляет адвокатскую деятельность более двадцати четырех лет и требования законодательства об адвокатуре РФ и правила распределения дел по назначению ему должны быть хорошо известны.

Из объяснения адвоката М.Б.Г. Совет не усмотрел обстоятельства, которые бы оправдывали его поведение либо существенно повлияли на установление степени его вины.

Определяя меру дисциплинарной ответственности, Совет учёл, что нарушение адвокатом М.Б.Г. совершено умышленно. Совет принял во внимание, что М.Б.Г. впервые привлекается к дисциплинарной ответственности и признает свою вину в совершении правонарушений.

При таких обстоятельствах Совет применил к адвокату М.Б.Г. меру дисциплинарной ответственности в виде ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ большинством голосов (8 – за «предупреждение», 6 – за «прекращение статуса адвоката»).

Не заключение соглашения об оказании юридической помощи вопреки прямому указанию на то закона влечет применение к адвокату меры дисциплинарной ответственности.

__________________________________________________________________

30 ноября 2022 года Совет Адвокатской палаты Камчатского края рассмотрел дисциплинарное производство, возбужденное по представлению вице-президента АП о нарушении адвокатом Г.И.И. действующего законодательства об адвокатуре.

По итогам рассмотрения дела Совет согласился с выводами Квалификационной комиссии, изложенными в Заключении от 16.11.2022 года о наличии в действии (бездействии) адвоката Г.И.И. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре , а именно подп. 1 п.1 ст.7; п.1,2,4 ст.25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» которое выразилось в неисполнении (ненадлежащем исполнении) своих профессиональных обязанностей перед доверителем С.С.В., а именно в не заключении соглашение на оказание юридических услуг вопреки прямому указанию на то в законе.

Адвокат лично принимал участие в рассмотрении дисциплинарного дела.

С учетом заключения Квалификационной комиссии Советом установлены следующие фактические обстоятельства дела:

16 декабря 2020 года был заключен договор между С.С.В. и Ц.Д.А. на оказание юридических услуг в виде полного правового сопровождения гражданского дела по иску С.С.В. к КГБУ «Камчатская государственная кадастровая оценка» о признании незаконным приказа о прекращении трудового договора, восстановлении на работе, признании недействительной записи в трудовой книжке, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

В тот же день, 16 декабря 2020 года была у нотариуса была оформлена генеральная доверенность на Ц.Д.А и адвоката Г.И.И от имени С.С.В. с правом вести ее дела и представлять ее интересы во всех инстанциях, в том числе судебных. Доверенность выдана сроком на 5 лет, без права передоверия. Доверенность оформлена на Г.И.И. как на физическое лицо.

Адвокат Г.И.И. принимал участие в качестве представителя С.С.В. 16.03.2021 года в судебной коллегии по гражданским делам Камчатского краевого суда и 17.06.2021 года в судебной коллегии по гражданским делам Девятого кассационного суда общей юрисдикции г. Владивостока наряду с адвокатом Ц.Д.А.

Соглашение на оказание юридической помощи между адвокатом Г.И.И. и С.С.В. не заключался. Денежные средства Г.И.И. доверительница С.С.В. не передавала.

Согласно объяснению адвоката Г.И.И. в период с 2020 года по июнь 2022 года совместно с Ц.Д.А. арендовали офисное помещение, расположенное в г. Петропавловске-Камчатском по ул. XXXX.

В декабре 2020 года за оказанием юридической помощи по разрешению трудового спора к Ц.Д.А. обратилась С.С.В., с которым она в дальнейшем заключила договор возмездного оказания юридических услуг.

Для положительного разрешения спора по С.С.В., необходимо было выполнить большой объем работы, в связи с чем, Ц.Д.А. обратился к Г.И.И. с просьбой в случае необходимости ему оказать на безвозмездной основе содействие по данному делу. С данной просьбой обратилась также и сама С.С.В., с которой он знаком с 2017 года (ранее она обращалась за оказанием юридической помощи по уголовному делу).

На их просьбу он ответил согласием, после чего С.С.В. у нотариуса Петропавловск-Камчатского нотариального округа Камчатского края Э.Е.Ю. составила соответствующую доверенность на двух представителей.

По необходимости Ц.Д.А. привлекал его для участия в судебных заседаниях в судах Камчатского края по данному делу. Представительство С.С.В. осуществлялось на безвозмездной основе, в связи с чем договор на оказание юридической помощи между ним и С.С.В. не заключался. Никаких денежных средств С.С.В. не передавались.

Давая оценку профессиональному поведению адвоката Г.И.И. в указанной ситуации, Совет руководствовался следующим:

Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно и добросовестно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами (подп.1 п.1 ст.7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (далее - ФЗ об адвокатуре).

В соответствии с п.1 ст.25 ФЗ об адвокатуре «Адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем».

Согласно п.2 ст.25 ФЗ об адвокатуре»: Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

Существенными условиями соглашения (п.4 ст.25 ФЗ об адвокатуре) являются:

1) указание на адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения в качестве поверенного (поверенных), а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате;

2) предмет поручения;

3) условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь;

4) порядок и размер компенсации расходов адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения;

5) размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения.

Совет полностью согласился с выводами Комиссии в том, что осуществление адвокатом своих обязанностей перед доверителем предполагает не только оказание квалифицированной юридической помощи, но и оформление договорных правоотношений в соответствии с требованиями закона.

Проанализировав жалобу С.С.В., объяснение адвоката Г.И.И., документы, имеющиеся в материалах дисциплинарного производства, а именно: копию доверенности, копию апелляционного определения, копию определения Девятого кассационного суда, Совет пришёл к выводу о том, что адвокат Г.И.И. в процессе осуществления юридической помощи осуществлял представительство С.С.В. в различных инстанциях по доверенности без заключения письменного соглашения.

Вывод Совета подтверждается исследованными доказательствами.

Совет считает, что адвокат Г.И.И. не заключив письменное соглашение на оказание юридических услуг с С.С.В., нарушил требования подп.1 п.1 ст.7, п.1,2,4 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Совет пришёл к выводу о том, что правонарушения, совершенные адвокатом Г.И.И. порочат его честь и достоинство, умаляют авторитет адвокатуры в целом.

Из объяснения адвоката Г.И.И. Совет не усмотрел обстоятельства, которые бы оправдывали его поведение либо существенно повлияли на установление степени его вины.

При решении вопроса о применении меры дисциплинарного взыскания Определяя меру дисциплинарной ответственности, Совет учёл, что нарушение адвокатом Г.И.И. совершено умышленно. Совет принял во внимание, что Г.И.И. свою вину в совершении правонарушения признал, впервые привлекается к дисциплинарной ответственности

При таких обстоятельствах Совет пришел к выводу о том, что мера дисциплинарной ответственности в виде ЗАМЕЧАНИЯ (10 членов Совета – за «замечание», 2 – за «предупреждение»), примененная к адвокату Г.И.И. в полной мере отвечает требованиям справедливости дисциплинарного разбирательства, предусмотренному п.3 ст.19 КПЭА.

Адвокат обязан квалифицированно и добросовестно исполнять свои обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами; участвуя в судопроизводстве адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, следить за соблюдением закона в отношении доверителя

__________________________________________________________________

30 ноября 2022 года Совет Адвокатской палаты Камчатского края рассмотрел дисциплинарное производство, возбужденное по представлению начальника Управления Министерства Юстиции РФ по Камчатскому краю Ф.Е.П. (далее – Заявитель) от 15 сентября 2022 года (далее – Представление) о нарушении адвокатом Е.Е.В. действующего законодательства об адвокатуре РФ.

Из содержания Представления следует, что основанием для внесения Представления явилось обращение заместителя прокурора Камчатского края К.М.В. В представлении указано, что прокуратурой края в ОД Усть-Большерецкого МО МВД России проведена проверка организации расследования уголовных дел в сфере незаконной добычи водных биологических ресурсов.

Изучение материалов дела в отношении Н.А.С. показало, что в нем содержатся не датированные процессуальные документы: протокол уведомления об окончании следственных действий, протокол ознакомления обвиняемого и защитника с материалами уголовного дела и обвинительным актом с подписями и рукописным текстом, выполненными подозреваемым Н.А.С. и его защитником – адвокатом Е.Е.В., представившей ордер №XXXX от 04.08.2022.

Вместе с тем, расследование уголовного дела не завершено, а в его материалах имеется лишь протокол допроса подозреваемого Н.А.С., произведенного с участием защитника Е.Е.В. Иные доказательства органом дознания не собраны.

Заявитель считает, что вышеуказанное свидетельствует о подписании адвокатом Е.Е.В. протоколов следственных действий, которые фактически не проводились и просит рассмотреть вопрос о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката Е.Е.В. за нарушение подпункта 1 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и статей 5, 8, 9 и статьи 12 Кодекса профессиональной этики адвоката.

По итогам рассмотрения дела Совет согласился с выводами Квалификационной комиссии, изложенными в Заключении от 16.11.2022 года о наличии в действиях (бездействии) адвоката Е.Е.В. нарушения норм профессиональной этики адвоката, а именно: подпункта 1 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и пунктов 1, 2 статьи 5, пункта 1 статьи 8, подпункта 1 пункта 1 статьи 9 и статьи 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившиеся в невыполнении адвокатом следующих требований: адвокат обязан честно, разумно, квалифицированно и добросовестно исполнять свои обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами; профессиональная независимость адвоката, а также убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему. Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре; адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя; участвуя в судопроизводстве, а также представляя интересы доверителя в органах государственной власти и органах местного самоуправления, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении.

Адвокат лично принимал участие в рассмотрении дисциплинарного дела.

С учетом заключения Квалификационной комиссии Советом установлены следующие фактические обстоятельства дела:

В производстве дознавателя ОД Усть-Большерецкого МО МВД России Д.Н.В. находилось уголовное дело №XXXXXX, возбужденное 30.07.2022 по части 3 статьи 256 УК РФ в отношении Н.А.С.

В представленных в Квалификационную комиссию процессуальных документах – в протоколе уведомления об окончании следственных действий, протоколе ознакомления обвиняемого и защитника с материалами уголовного дела и обвинительным актом отсутствуют даты и время их составления и содержат подписи и рукописный текст, выполненный подозреваемым Н.А.С.(далее–Доверитель) и его защитником – адвокатом Е.Е.В., представившей удостоверение № 277 от 31.07.2019, ордер адвоката от 04.08.2022 и подписи дознавателя Д.Н.В.

Согласно обращения заместителя прокурора Камчатского края К.М.В. наличие в материалах уголовного дела в отношении Н.А.С. не датированных процессуальных документах свидетельствует о подписании адвокатом Е.Е.В. протоколов следственных действий, которые фактически не проводились.

Из объяснений адвоката Е.Е.В. следует, что ей и Н.А.С. было представлено на ознакомление уголовное дело в прошитом и пронумерованном виде. Они ознакомились и заполнили протокол ознакомления. После чего она попросила Д.Н.В. вписать в протокол дату и время ознакомления, при этом она обратила внимание на тот факт, что Н.А.С. состоял на учете у врача-психиатра. Дознаватель пояснила, что упустила данные сведения и не назначила судебную психиатрическую экспертизу. После чего они с дознавателем решили, что данные протоколы Д. уничтожит, а она принесет дознавателю на рассмотрение ходатайство о назначении судебной психиатрической экспертизы.

В докладной записке дознаватель Д.Н.В. указывает, что при ознакомлении подозреваемого Н.А.С. и защитника с материалами уголовного дела и подписании документов об ознакомлении, защитником заявлено ходатайство о проведении подозреваемому Н.А.С. амбулаторной судебной психиатрической экспертизы. На основании данного ходатайства, подписанные документы должны были быть уничтожены, уголовное дело направлять в суд не планировалось. Подписанные документы об ознакомлении подозреваемого и защитника с материалами уголовного дела не уничтожены в силу невнимательности дознавателя.

Согласно письменному пояснению Н.А.С. от 08.11.2022, представленному в Квалификационную комиссию, он является обвиняемым по уголовному делу №XXXXX. По указанному уголовному делу дознаватель Д.Н.В. 04.08.2022 назначила ему защитника адвоката Е.Е.В. 18.08.2022 он прибыл совместно с адвокатом Е.Е.В. в отдел дознания, где дознаватель Д.Н.В. уведомила его и защитника об окончании проведения следственных действий, и они подписали протокол. После чего дознаватель предоставила для ознакомления материалы уголовного дела в 1 томе, с которым они ознакомились.

После ознакомления дознаватель предоставила для подписания протокол ознакомления, в котором не было даты и времени, на что защитник Е. обратила внимание дознавателя. При этом Д. пояснила, что все даты и время поставит в нашем присутствии. Затем они заполнили протокол ознакомления и Е. сказала Д. вписать в протоколы даты и время уведомления и ознакомления. При этом Е. спросила у дознавателя, почему она не назначила ему психиатрическую экспертизу, поскольку он стоял на учете у врача-психиатра. Затем они решили, что данные протоколы она (дознаватель) уничтожит. Е. сказала дознавателю, что принесет заявление, чтобы она назначила ему экспертизу. В последующем 30.09.2022 ему и защитнику было представлено для ознакомления постановление о назначении психиатрической экспертизы и заключение экспертов (даты указанных документов он не помнит). 06.10.2022 дознаватель Д. уведомила его и Е. об окончании следственных действий и представила для ознакомления материалы уголовного дела, с которыми он ознакомился совместно с защитником, после чего подписали протоколы. В настоящее время ему вручен обвинительный акт.

На заседании Комиссии 16.11.2022 года представитель Заявителя пояснила, что не настаивает на том, что процессуальные действия (уведомление об окончании следственных действий и ознакомление обвиняемого и защитника с материалами уголовного дела и обвинительным актом) фактически не проводились.

Давая оценку профессиональному поведению адвоката Е.Е.В. в указанной ситуации, Совет руководствовался следующим:

Согласно части 1 статьи 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее по тексту - Закона об адвокатуре), адвокатская деятельность – это квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами (подпункт 1 пункта 1 статьи 7 Закона об адвокатуре).

Профессиональная независимость адвоката, а также убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему.

Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или адвокатуре (п.п. 1, 2 статья 5 КПЭА);

Адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и КПЭА (пункт 1 статьи 8 КПЭА)

Адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне (подпункт 1 пункта 1 статьи 9 КПЭА).

Участвуя в судопроизводстве, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушения прав последнего ходатайствовать об их устранении (статья 12 КПЭА).

С учетом приведенных требований действующего законодательства РФ и Кодекса профессиональной этики адвоката, Совет согласился с позицией Комиссии о том, что факт подписания адвокатом протокола уведомления об окончании следственных действий и протокола ознакомления обвиняемого и защитника с материалами уголовного дела и обвинительным актом, в которых отсутствует дата и время составления указанных процессуальных документов и который не оспаривается адвокатом, однозначно свидетельствует о недобросовестном отношении адвоката к своим профессиональным обязанностям.

В соответствии со статьей 218 УПК РФ, по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь (дознаватель) составляет протокол в соответствии со статьями 166 и 167 УПК РФ. В протоколе указываются даты начала и окончания ознакомления с материалами уголовного дела, заявленные ходатайства и иные заявления.

УПК РФ предусматривает процессуальный порядок рассмотрения заявленных ходатайств по результатам ознакомления с материалами уголовного дела, а также действия следователя (дознавателя) в случае, если после объявления об окончании следственных действий возникла необходимость в проведении дополнительных следственных действий (ст.121, 122 УПК РФ).

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает возможность уничтожения процессуальных документов, в том числе, и в случае заявления защитником ходатайства и его последующего удовлетворения должностным лицом.

По мнению Совета, довод адвоката Е.Е.В. о том, что она была убеждена, что дознаватель уничтожит подписанные протоколы свидетельствует лишь о недостаточном знании адвокатом норм Уголовно-процессуального кодекса РФ и не освобождает ее от ответственности за подписание недатированных процессуальных документов.

Оценивая в совокупности дисциплинарные обвинения, Совет приходит к выводу о том, что довод Заявителя о подписании адвокатом не датированных процессуальных документов нашел свое подтверждение в ходе рассмотрения дисциплинарного производства.

Вместе с тем Совет считает, что Заявителем чрезмерно расширительно трактуется квалификация проступка адвоката Е.Е.В. и соглашается с выводом Комиссии о необходимости его скорректировать.

Своими действиями Е.Е.В. не исполнила обязанности, установленные подп.1 п.1 ст.7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и п.1, 2 ст. 5, п.1 ст. 8, подп.1 п.1 ст. 9 и ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Оценивая установленные дисциплинарные обстоятельства, Совет считает, что адвокат Е.Е.В. нарушила требования Закона об адвокатуре и КПЭА о добросовестном и квалифицированном исполнении адвокатом своих обязанностей, отстаивании прав и законных интересов доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами; о необходимости избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре; адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, участвуя в судопроизводстве, а также представляя интересы доверителя в органах государственной власти и органах местного самоуправления, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении.

Вместе с тем Совет не может согласиться с утверждением Заявителя о том, что следственные (процессуальные) действия (окончание следственных действий и ознакомление с материалами уголовного дела), в протоколах которых отсутствует указание даты и времени их производства, фактически не проводились.

Данный вывод Заявителя не нашел своего подтверждения в процессе рассмотрения настоящего дисциплинарного производства. Отсутствие в протоколе уведомления об окончании следственных действий и в протоколе ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и обвинительным актом даты и времени, не могут свидетельствовать о том, что указанные процессуальные действия фактически не проводились. В протоколах имеются подписи защитника Е.Е.В., подозреваемого Н.А.С. и дознавателя Д.Н.В. В приведенных документах, в графе – «замечания к протоколу», имеются рукописные записи подозреваемого Н.А.С. о том, что замечания к протоколам отсутствуют. Также в протоколе ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и обвинительным актом содержится рукописная запись, выполненная подозреваемым Н.А.С о том, что он ознакомлен с материалами уголовного дела и обвинительным актом в полном объеме, без ограничения во времени, совместно с защитником, замечания у него отсутствуют.

Утверждение Заявителя опровергаются также письменным объяснением адвоката Е.Е.В., докладной запиской дознавателя Д.Н.В. и письменным объяснением Н.А.С.

На заседании Комиссии 16.11.2022 года представитель Заявителя – С.Е.А. пояснила, что не настаивает на том, что процессуальные действия (уведомление об окончании следственных действий и ознакомление обвиняемого и защитника с материалами уголовного дела и обвинительным актом) фактически не проводились.

По мнению Совета, Заявитель не представил доказательств, подтверждающих, что фактически вышеприведенные следственные действия с участием подозреваемого Н.А.С. и защитника Е.Е.В. дознавателем Д.Н.В. не проводились.

Совет считает, что поступок адвоката Е.Е.В. порочит её честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры и ведет к подрыву доверия и уважения не только к адвокату, но и к адвокатуре как институту гражданского общества в целом.

Совет посчитал, что нарушения совершены адвокатом Е.Е.В. умышленно, поскольку адвокат обязан знать требования уголовно-процессуального законодательства, законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ и соблюдать их.

Из объяснения адвоката Совет не усмотрел обстоятельства, которые бы оправдывали его поведение либо существенно повлияли на установление степени его вины.

Определяя меру дисциплинарной ответственности, Совет учел, что нарушение адвокатом Е.Е.В. совершено умышленно. Совет принял во внимание, что Е.Е.В. свою вину в совершении правонарушения признала, впервые привлекается к дисциплинарной ответственности.

При таких обстоятельствах Совет применил к адвокату Е.Е.В. меру дисциплинарной ответственности в виде ЗАМЕЧАНИЯ за нарушение подпункта 1 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и пунктов 1, 2 статьи 5, пункта 1 статьи 8, подпункта 1 пункта 1 статьи 9 и статьи 12 Кодекса профессиональной этики адвоката (10 – за «замечание», 4 – за «предупреждение»), как в наибольшей степени отвечающую требованию справедливости дисциплинарного разбирательства, предусмотренному п.3 ст.19 КПЭА.

Адвокатская газета

КИС АР

Федеральная палата адвокатов

© 2020 - 2024 Адвокатская палата Камчатского края

Политика в области обработки и защиты персональных данных